Украина, ракеты и КНДР: где правда, а где вымысел

В пoнeдeльник издaниe The New York Times oпубликoвaлo стaтью, в кoтoрoй нa oснoвaнии дoклaдa исслeдoвaтeля Мaйклa Эллeмaнa, бывшeгo сoвeтникa Пeнтaгoнa, прeдпoлoжилa, чтo Укрaинa прoдaлa мoщныe рaкeтныe двигaтeли КНДР, a Пxeньян испoльзoвaл иx вo врeмя тeстoв свoиx рaкeт «Hwasong-12″ и «Hwasong-14″. Delo.ua рeшилo рaзoбрaться в этoй истoрии

Стoит скaзaть, нaши oфициaльныe лица среагировали быстро, назвав статью «операцией России». Что же, после официального опровержения со стороны украинских властей и фактического обвинения Юлией Тимошенко премьера и президента, важно разобраться, где в истории про Украину и корейские ракеты — правда, а где — вымысел.

Откуда взялись обвинения

История в NYT начинается со ссылки на доклад Майкла Эллемана, который он составил, базируясь на данных американской разведки. В нем указано, что большая часть ракет, на основе которых КНДР создал свои («Скад», «Нодон» и «Мусудан»), были разработаны в Советском Союзе — в Государственном ракетном центре им. Макеева и Конструкторском бюро химического машиностроения им. Исаева. К этим предприятиям и разработкам украинский «Южмаш» имеет опосредованное отношение, отмечается в отчете.

Другое дело — «Hwasong-12/14″. Это очень мощные ракеты среднего и дальнего радиуса действия. И вот здесь появляется Украина, как возможный производитель двигателей для них. Авторы статьи в NYT главным «подозреваемым» в производстве мощных ракетных двигателей РД-250 сделали уже упомянутый завод «Южмаш» в Днепре, ранее тесно связанный с российским и советским оборонным рынком. В отчете же Эллемана нет такой категоричности. Более того, там указывается, что «это не значит, что украинское правительство принимало участие, и не обязательно руководство «Южмаша».

Эллеман считает, что передать двигатель, если это действительно случилось в Украине, могли обычные работники завода, по которым кризис ударил больнее всего. Стоит отметить, что у «Южмаша» после начала российско-украинского конфликта действительно существуют проблемы с обеспечением заказами и выплатой долгов, но сотрудничество с КНДР на предприятии опровергли.

В то же время эксперт признает, что двигатель могли разработать и в России, на заводе «Энергомаш». Правда, на данный момент двигатели РД-250 уже не производятся. Их использовали для ракет-носителей «Циклон-2″ и «Циклон-3″.

Но на складах в РФ, продолжает он, могут находиться сотни таких двигателей, которые плохо охраняются, а значит — могли быть вывезены в КНДР международными преступниками или контрабандистами.

Почему Северной Корее понадобились сверхмощные постсоветские двигатели? Все дело в плохом состоянии ракет средней дальности «Мусудан», которые постоянно проваливали испытания. Это утверждение правдиво, как и то, что президент Трамп никогда не называл Украину как страну, помогающую Северной Корее. Госсекретарь Тиллерсон назвал такими только Россию и Китай.

Кстати, есть основания полагать, что и сам Майкл Эллеман связан с Россией, где он работал с 1995 по 2001 гг. в рамках программы по сокращению вооружений. Нельзя исключать определенного уровня его заангажированности.

Технические различия

Одно предложение в статье NYT, а именно «The engines were so powerful that a single missile could hurl 10 thermonuclear warheads between continents.», позволяет усомниться в достаточной проработке темы. В отношении КНДР это является вымыслом, поскольку требует особой технологии под названием MIRV, отмечают эксперты. Она позволяет размещать на одной ракете сразу несколько ядерных боеголовок. Ракеты с подобным «апдейтом» есть в распоряжении РФ (например, Р-29 «Лайнер»), но КНДР пока что не смогла достичь подобного прогресса. По самым оптимистичным прогнозам, у КНДР на это уйдут десятки лет.

Вызывает вопросы и сам двигатель. По одной из экспертных теорий, для «Хвасонг-14″ его «урезали» вполовину, оставив лишь одну камеру сгорания из двух и добавив 4 дополнительных маленьких «движка» (т. н. двигатели Вернье) для повышения маневренности. В итоге из обычных 80 тонн тяги осталось только 46 тонн.

Мнения экспертов

В статье для Washington Post месяц назад, американские эксперты подчеркнули: «[найден] консенсус в том, что программа Северной Кореи — ракетная, а также ядерная — в основном коренная», — сказала Лаура Холгейт, главный советник по вопросам нераспространения в Администрации Обамы, которая в январе ушла с поста главы миссии США в Организации Объединенных Наций в Вене.

«[…] дизайн и инновации являются доморощенными», — добавила она.

В этом с Холгейт согласен и Джошуа Поллак, редактор «Nonproliferation Review» и старший научный сотрудник Института Международных Исследований в Миддлбери, Калифорния. Его в своей статье цитирует журналист «Радио Свобода» в Киеве Кристофер Миллер:

«[Правительство США] убеждено, что [Северная Корея] создает свои собственные ракетные двигатели. Оно ввело санкции против Ирана за участие в разработке 80-тонного двигателя, который Эллеман и другие связывали с советским РД-250″, — сказал он, ссылаясь на конкретную технологию, якобы пришедшую из Украины или России в отчете IISS.

Более того, Поллак сказал, что данный двигатель не использовался на северокорейских ракетах Hwasong-12 и Hwasong-14, запущенных этим летом. «Они используют другой, меньший главный двигатель, а также имеют четыре небольших рулевых двигателя вокруг него», — добавил он.

Есть, правда и другая точка зрения, что этот двигатель все-таки РД-250. Так, по мнению Эллемана, считает американская разведка, что отражено в его отчете: «Нет никаких доказательств того, что Северная Корея успешно разрабатывала и развивала двигатели на жидком топливе. Даже если и так, то после импорта двигателей для ракет «Скад» и «Нодон», Северная Корея освоила производство клонов. […] это не означает, что она может проектировать, разрабатывать и производить [большой двигатель] с нуля, особенно тот, который использует высокопроизводительное топливо и вырабатывает тягу в 40 тонн».

«Многие неудачи в прошлом были просто частью обучения для страны с продемонстрированной способностью извлекать выгоду из ошибок», — добавил Дэвид Олбрайт, бывший инспектор ООН по оружию и президент Института науки и международной безопасности, аналитического центра в Вашингтоне. Он добавил, что «Северная Корея выделила значительные ресурсы для создания ракет внутри страны, одновременно используя приобретение многих товаров за рубежом».

Дэвид С. Коэн, бывший заместитель директора ЦРУ, который советовал администрации Обамы относительно оружия Северной Кореи, считает, что «ракеты, которые они сейчас создают, имеют новые компоненты, но все это основано на старых советских моделях».

Не имея возможности приобретать передовые технологии на открытом рынке, Северная Корея остается зависимой от контрабандистов и черных торговцев, чтобы получить часть необходимых ей деталей, в частности электронику, сказал Коэн.

Российский след в ракетах

В середине октября 1992 года в аэропорту «Шереметьево» были задержаны 60 специалистов-ядерщиков вместе с семьями. На допросах они признались, что они были наняты Пхеньяном и планировали отбыть в КНДР помогать местным коллегам развивать ракеты. Стоит отметить, что после распада Союза, для российских ядерщиков настали сложные времена, и «командировка» в КНДР выглядела как неплохой способ заработать денег. И некоторым это удалось, и они передали коллегам в Северной Корее чертежи и инструкции. Россияне помогли КНДР поднять ракетную отрасль (которая на то время состояла из устаревших и простеньких «Скадов») на новый уровень. Но даже с российской и ранее советской помощью, большинство ракет КНДР взрывалось еще на пусковой площадке или в полете.

Однако, в последние месяцы КНДР сумела построить и успешно запустить межконтинетальные баллистические ракеты, которые в теории могут долететь до берега США. «[Они смогли] выяснить, как их успешно запустить, — сказал Олбрайт. […] практика становится совершенной».

Одна из последних совместных разработок РФ и Северной Кореи — баллистическая ракета средней дальности «Hwasong-10″, которую тестировали в июне этого года. Считается, что эта ракета — измененная версия советской Р-27. КНДР получила технологии в 1990-х, но у нее ушли десятки лет, чтобы на их основе создать успешный прототип, считают нынешние и бывшие специалисты из США.

В конце концов, неоспоримым фактом остаются две вещи: ракетная промышленность КНДР развивается действительно быстрее, чем многие ожидали, благодаря иностранной помощи. Двигатели для их баллистических ракет теоретически могли прибыть как из РФ, так и из Украины. Нельзя забывать и про Китай, который поставлял всю необходимую «Хвасонгам» электронику и более раннее сотрудничество с пакистанским бизнесменом-физиком Абдул Кадером Ханом, от которого режим Кимов получил ядерные технологии.

Главная задача сейчас для украинской власти — убедить наших западных партнеров, что Киев совершенно не причастен к продаже советских двигателей в КНДР, а наш экспортный контроль хорошо выполняет свою работу. Украине, кстати, переживать такое не в первой — Киев уже обвиняли в продаже танков в Судан, радаров в Ирак и стрелкового оружия в Нигерию.

Автор: Анатолий
Максимов
международный обозреватель

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.