Украинский язык сопротивляется имперской идее величия, — лингвист Роман Трифонов

Мoжeт быть, чaсть прoблeмы (и вoзникaющaя путaницa) в тoм, чтo в укрaинскoм eсть тoлькo слoвo “рoсійський”, кoтoрoe чёткo oтсылaeт к стрaнe, и нeт слoвa “руський”, кoтoрoe бы oтнoсилoсь, дoпустим, к культурe русскoязычнoй, нo принaдлeжaщeй Укрaинe? Вoт пoслeдний из услышaнныx мнoй нa бaзaрe из уст клaссичeскoй бaбушки aбсoлютнo книжный oбoрoт: “Тa в мeнe кури, як Гeркулeси”. A вoт тo, чтo культурный кoмпoнeнт в сoврeмeннoй кaртинe мира нарастает, — факт. Классный стимулятор” анализируй! В последнем понимании заложены мощные риски, так как “правильная Россия” всё равно интерпретируется “неотъемлемо”, а к чему это приводит, мы уже видим. То есть идеология не всегда побеждает, какая бы то ни было. С одной стороны, в последний год мне стало комфортнее иногда переходить на русский в быту — подозреваю, именно потому, что на нём звучит сейчас много адекватных голосов в Украине, голосов людей, понимающих меня и таких, как я. Там же как-то раньше звучало про троянского коня. Такого много, причём национальные культурные знаки сменяются универсальными. И они оба существуют в разных индивидуальных сознаниях. Я мало говорил и говорю на русском в повседневной жизни, поэтому для меня это не очень актуальный вопрос, но в целом замечаю в себе два момента. Глобализация. Кто-то ежедневно поминает “ватников” или “бандеровцев”, а кто-то сыплет мемами вроде “Карл” и “спасибо, кэп”. Борется ли сегодня украинский язык с русским или, наоборот, старается расприватизировать русский язык, отнять у России? — На этот вопрос есть два ответа, те самые, которые заложены в вопросе. С другой стороны, крайне опасно позиционирование Украины как эдакой “правильной России”, в отличие от “неправильной”, авторитарной. Сильно ли идеологизирована сегодня языковая картина мира? иди вглубь происходящего!
Слово “російський” отсылает не только к стране, но и к идентичности, как и слово “украинский”. Кроме того, концепцию слова “руський” в названном тобой понимании пытались использовать такие деятели, что уж лучше не стоит к этому возвращаться. Такой рекламы на самом деле не так уж и много, просто наше сознание воспринимает её как сильный раздражитель. Мы привыкли, что это два принципиально разных регистра языка. Кроме умных: их мало”. А если я в поезде метро читаю “Наш пізнав асортимент, станеш щаслив у момент” — здесь, конечно, есть вопросы к автору и появляется желание немедленно вызвать орфографическую полицию. — Слово “руський” относится к истории. А вот в некоторых сегментах, например в рекламе автомобилей, мы, наоборот, видим стремление усложнить язык за счёт семантически объёмных слов, сделать его претенциозно-философским, отсюда тексты о каком-нибудь “истинном понимании пути”, которыми автопроизводитель популяризирует новую модель. Причём не только к Киевской Руси, но и к последующим этапам — слова “руський”, “русин” использовались для обозначения украинцев вплоть до конца XIX века. Да, всегда были случаи, когда они пересекались: разговорные партии персонажей в художественном тексте — устное в письменной форме; наоборот, зачитывание доклада по бумажке — письменное в устной форме. Небезызвестный Сергей Мавроди на вопрос о том, на кого должна быть рассчитана реклама, отвечал: “На всех. Так что русскоязычную культуру Украины этим словом не обозначить. Но всё это воспринималось как некая ситуативная условность. Более того, письменная форма вызывает у говорящих определённый дискомфорт, желание дополнительно её “обустнить” — этим и объясняется волна смайликов, а также умышленное искажение орфографии. Скажи, то, что она часто глупа и примитивна, — осознанный ход? Если рекламодатель пишет в растиражированном проспекте “потрібні каменщики”, это, скорее всего, потому, что в “мулярів” рабочие с нужной специальностью, по его мнению, могут и не врубиться. Ты занимаешься и языком рекламы.
А у нас? — Как и раньше, это язык всего: атаки, обороны, любви, раздражения, вдохновения, убеждения, наслаждения. Разница, пожалуй, в том, что у нас в советском больше карнавальности. Каразина, кандидат филологических наук. Почти наверняка в первом случае это будет пафосная декларация, во втором возможен широчайший спектр значений и оттенков, в котором будут доминировать скепсис, ирония, ирреальность, отстранённость. Сейчас это язык атаки или обороны? Круг его научных интересов — язык публицистики, интернета, рекламы, нынешний посттоталитарный этап в развитии украинского языка. Чем отличается язык Украины от языка России? “Если рекламодатель пишет “потрібні каменщики”, это, скорее всего, потому, что в “мулярів” рабочие с нужной специальностью могут и не врубиться”
Тут можно не детализировать, всё и так понятно: есть стереотипы межнациональных отношений, выгодные врагу, и есть желание их преодолеть. Там же как-то раньше звучало про троянского коня. Редко возникает такое ёмкое и социально важное слово-антистереотип, поэтому да, “жидобандеровец” также маркирует наше время. То есть насмешливое воспроизведение бесконечного “зрада-перемога” постоянно требует: думай! Это то, что я считаю характернейшей языковой чертой нашего времени, — победа прагматики над стилистикой. К твоим примерам я бы добавил ещё два слова-антистереотипа: “зрада” и “перемога”. Растабуирование речи происходит в нашем языке в целом, но острые эмоции сделали явление максимально наглядным. Отсюда, например, сленговый взрыв. “Хуйло”, “жидобандеровцы” — чем и как ещё обогатилась наша лексика за последнее время, какие неологизмы подарили миру? анализируй! Глобализация” — “Хуйло” — это действительно явление. всё сложнее, чем кажется! — Это просто лингвопсихологические типажи, то есть люди, которые обладали востребованными для прохождения на вершины качествами, а эти качества идут в комплекте с вышеупомянутым косноязычием. Людей как носителей языка долго воспитывали в жёстких рамках правильной стилистики, но сейчас связанные со стилистикой понятия явно отошли на второй план — главной оказалась воздействующая сила высказывания. Как ни иронично звучат мои слова, но факт в том, что это слово-ластик активно поработало над стиранием грани между табуированным и дозволенным. Её суть примерно такова: “Я терпеть не могу матюги и не матюгаюсь, но это ведь не матюг, его даже детям можно, чтобы понимали, что к чему”. Функции “жидобандеровца” несколько иные — слом стереотипов. Не более. Будут другие требования к успешным карьеристам во власти — появятся и другие типажи. Назойливое ироничное повторение этих слов выполняет важнейшую функцию — напоминает, что оценка происходящего сложнее, чем выбор из двух вариантов.

Поиск репетитора по русскому языку.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.